Поиск

Введите ключевое слово, и нажмите Enter

8. Глава восьмая



2 мая, понедельник




На второе мая был назначен комсомольско-молодежный субботник. Предстояло очистить площадку под строительство кислородной установки, собрать лом. Побаивались, что народу придет мало: как-никак праздник. И верно, собирались лениво. К десяти часам в скверике у мартеновского цеха набралось только человек пятнадцать. Петр Орляшкин все поглядывал в сторону проходных, но ребята подходили негусто.




Прихорашиваются, галстуки выбирают, - пошутила Домна Илларионовна и, закуривая, успокоила:? Никуда не денутся... Вон, гляди, ночная смена идет.




Подходила бригада Галямова. Закис был чуть навеселе. Подойдя, заговорил громче обычного:




Ой, вижу, мело вас. Ленивый народ. Мы плавку успели дать, выпить успели, - подмигнул, - ведро газировки - и уже здесь. И, смотри, - повернулся он к Зине, - Коля Першин, пометь в книжечке, тоже здесь. Дома дети плачут без папы, а он героически пошел на субботник. Оцени, запиши в книжечку.




1? Ладно, ладно, - оттолкнул его плечом Першин, - у нас с ней свои счеты. Верно, Зина?'




Еерно, Коля... Ой, идут!




. От проходной шли ребята. Они двигались тесной веселой гурьбой и даже пытались что-то петь. Впереди шагали Павел Черноскутов с женой и Леонид Черных. Егор затесался куда-то в середину.




А чего это заводоуправление к мартеновцам пристраивается" - с улыбкой подошла Домна к Вере Черноскутовой.




Вот этот человек, - ласково кивнула на мужа Вера, - с самого раннего утра утащил меня в общежитие. С людьми вместе веселее.




Стало людно и шумно. Зина зарумянилась, начала озабоченно и деланно бодро оглядывать столпившихся ребят, будто прикидывала, сколько людей .собралось да как их распределить, а на самом деле всо выглядывала Егора. Он тоже высматривал ее, заметил, v. глаза его сразу оживились. Однако он тут же повернулся к Федору Валухину и начал толковать о чем-то с ним.




В толпе замелькал вышедший из цеха Василий Ма-хоткин - пытался "сообразить" насчет чекушки: может, кто-нибудь припас в кармане? Домна заметила его.




Ты что от печи сбежал?




У печки у нас порядок. Мы с Груздевым сегодня такую скоростную дадим - все рекорды накроются.




Иди-ка к мартену, не толкись тут, не мешай.




Уже и помешал".. Ну, вкалывайте, а мы - в цехе. Дадим прикурить в честь Первомая!




Смотри-ка, гвардия шествует.




К собравшимся подходили Иван Тимофеевич Сидоров и Тимофей Евстигнеевич Фотеев, цеховой бухгалтер, маленький усатый старичок. Их встретили дружным уханьем.




Что, Тимофеич, в комсомольцы решил записаться?




А вы как полагаете, кислород - продукт чисто комсомольский? Установка-то кислородная, чай, общая будет.




Домна Илларионовна глянула на нею с веселым прищуром и сказала:




Ну, ладно... Похоже, все собрались. Двигайте на работу. Я в партком схожу да в цех загляну.




Пошли, товарищи, - сказал Орляшкин и, помедлив, крикнул звонко: - Верно! Покажем, как работать умеем!




Вот это, Петро, правильно! Верно!




Верно, комсорг!




Егор только тут заметил, что оказался почти рядом с Зиной. Когда все пошли, он окликнул ее, она задержалась, вдруг смутившись. Они приотстали.




Зина, - сказал Егор и сам почувствовал, что верхняя губа при этом дрогнула, хорошо, что Зина на него не смотрела, - ты почему избегаешь меня, поговорить даже не хочешь?




Почему это не хочу" - еле слышно, пересохшими губами возразила она.




А как же! Я так понял. Не могу я без тебя... Зина!




Она подняла глаза на него. Робеющий, неуклюжий, Егор был не похож на себя. Нежность охватила Зину.




Глупый ты, - сказала она и испугалась, что вот сейчас расплачется: перехватило горло.




Он тоже поднял голову, улыбнулся ласково и виновато. Она взяла его за руку и прошептала:




Побежим догонять.




Но они не побежали, а так и шли, держа друг друга за руку, пока не подошли близко к ребятам, уже столпившимся на краю строительной площадки.




Работали они вместе - собирали лом. Не разби-




в




рая, что под ногами, Егор бросался на помощь, когда Зина бралась за что-нибудь тяжелое. А она смеялась, говорила, что сильная, и он любовался ее сильной и статной фигурой и милым лицом. Он больше молчал, только счастливо сияли глаза.




Неожиданно откуда-то подошла Фрося. Постояла, хмурясь, и стала надевать рукавицы. Усмехнулась:




Подмогнуть, что ли, зам?




Даже не взглянув на нее, Егор отазтил: t




Управимся... Пошли, Зинок.




Леонид, оказавшийся рядом, выручил Фросю:




Давай сюда! - Затараторил: - Сейчас, мадам, мы произведем вас в бригадиры и под вашим доблестным руководством обставим всех присутствующих.




Фрося вяло наклонила голову, постояла в раздумье, потом шагнула к Леониду.




Ну что ж, веселый, давай... Леонид вдруг стал хмурым.




Эх, - с сердцем сказал он, - взяла бы ты надо мной руководство: домашним бы гекералом...




Многого захотел...




Пришел с другого края площадки запыленный, почему-то измазанный сажей Петр Орляшкин. Должно быть, радуясь, что вид у него вполне рабочий, начал подтрунивать:




Выделить, что ли, себя вам на помощь? А то, говорят, мартеновцы от доменщиков отставать начинают.




Ну, по речам-то мы их всегда перегоним, - съязвила Фрося.




К Егору подошла Поликанова.




Шагалов, поди-ка на минутку... Беда, Егор. Груздев свод подпалил. Остановили печь.




На скулах Егора набухли жесткие желваки.




Это... точно?




Сейчас из цеха.




Егор болезненно поморщился, крякнул и, сокру-ссннэ махнув рукой, ссрзался, побежал в цех.

www.инфо.сайт

Яндекс.Метрика