Поиск

Введите ключевое слово, и нажмите Enter

7. Глава седьмая



30 апреля, суббота




Егор надеялся увидеть Зину на торжественном первомайском вечере в клубе. Они с Леонидом пришли туда точно к семи часам. Клуб был почти пуст. Лишь несколько пожилых рабочих тоскливо бродили по коридору, да в гулком, пустом фойе кружились под радиолу три или четыре пары девчат.




Что и требовалось доказать, - съязвил Леонид, еще в общежитии убеждавший не торопиться.




Вовсе не требовалось, - поморщился Егор." Я это тоже знал. Я из принципа. Назначено в семь - значит, в семь.




Если бы все были такие высокосознательные да упрямые!




в




Прогуливаясь по фойе, они подошли к большому фанерному щиту, именуемому Доской почета. Через весь щит, слева направо, показывая подъем производительности труда на заводе, круто поднималась широкая алая стрела. На ней были расположены фотографии передовиков производства. Совсем недалеко от острия красовался портрет Шагалова.




Сзади подошел секретарь парткома Белоусов.




Любуемся?




Планируем, - задорно откликнулся Егор." Вот псстрсим вторую кислородную установку - можно Судет приподнять разом алую стрелу.




Производительность поднять, - уточнил Леонид.




Вен вы о чем, - уважительно сказал Белоусов." Это бы хорошо... Это xcpoiuo, - задумчиво повторил сн и отошел.




Слова Егора, надо полагать, запали ему в душу, и свой доклад Белоусов начал так:




Все видели в фойе нашего клуба Доску почета и стрелу, изображенную на ней. Путь наш подобен этой победной стреле. Сегодня сталевар Шагалов сказал мне: "Хорошо бы приподнять всю стрелу сразу!" К этому, товарищи, мы и стремимся...




Дальше Белоусов начал читать по писаному, и доклад получился длинный и скучный. Фамилия Шагалова упеминалесь в нем еще раз - когда докладчик перечислял успехи передовых бригад мартеновского цеха.




В перерыве, перед концертом, Егор все высматривал Зину. Леонид потолкался среди девушек и сообщил ему:




Нет се, уехала в Свердловск на праздник, с отцом." И, видно, чтобы замять неприятную новость, похвалил: - Галстук у тебя космический. Блеск! - По густо-синему шелку стремительно взбивались две белые полоски.




Но зря старался Лепя. Настроение у Егора испортилось. После концерта сни сразу же отправились домой. Леонида захватили, было, парни с литейного пролета, но Егор с Семеном "отбили" его. Втроем они вернулись в общежитие. Сашич, тот и не уходил - колдовал |;ад своей скульптурой.




Странно: вместе они собирались редко. Работали у одной печи, спали в одной комнате, а просто так посидеть всей четверкой почти не случал >ь. Отработали" и каждый брался за свое: кто уходил нз занятия, кто в кино, в кружок, библиотеку - мало ли на свете дел и важных и совсем неважных. Сейчас, вернувшись домой, они легли бы, наверное, спать, но хотелось есть. Ухнули на сковороду сразу три банки консервированной гречневой каши с мясом. Леня извлек из пальто купленную по дороге бутылку водки, объявил:




"Витамин Ша" - шпирт. разбавленный водой, употребляется по праздникам, тост произносит бригадир.




Под такую смазку надо бы колбаски, - оживился Семен, и Сашич, словно тогько и ждал этих слов, выложил из тумбочки круг колбасы и пакетик конфет.




Они разлили праздничные "по сто? s тяжелые граненые стаканы, и Егор по праву старшинства сказал тост.




С праздником и ~а счастье! - сказал он.




А про нас в д-докладе г-говорили" - поинтересовался Сашич.




Наивный вопрос!"Леонид пожал плечами." Ска:али: если бы не героические усилия уважаемых товарищей Шагалова, Уварова, Черных и особенно Цветаева...




Х-хветит, - махнул рукой Сашич и осторожно пригубил водку.




Каша быстро исчезала со сковороды. Семен крякнул и отложил ложку.




Теперь дайте мне сказать тост, - попросил он и даже встал." Я знаю, я в бригаде считаюсь вроде как бы отстающим... Ты постой, Черных. Я, что говорю, знаю. Если не вы так считаете, то есть люди - так судят, знаю. Не тот, мол, уровень, отсталый. Я, конечно, не отрицаю, но все же... И поэтому тебе, Шагалов, спасибо, ты - по-геварищески...




Сеня, где логика?




Это за что же мне спасибо?




Ну, я знаю, за что. Зо товарищество. И я, конечно, постараюсь. Это вот при всех говорю. Не на собрании зм или где, а вот так, по-свойски. Все." И, запрокинув голову, сн разом проглотил свою водку.




Стой, Сеня, - привскочил Леонид, - а где же тост?




Семен ладонью отер губы, почерпнул и отправил в рот полную ложку каши и, подняв на Леонида рыжеватые свои глаза, похлопал короткими ресницами.




Так я ж уже сказал. За дружбу, значит. Чтобы все дружно, как... В общем, по-моему, понятно.




За дружбу - это понятно, это можно." Леня улыбался, щурился, а сам зорко вглядывался в Семена и Егора. Видно, что-то между ними произошло. Был какой-нибудь разговор'..




Егор понял Семена. Сн не знал только, откуда Семен проведал о разговоре с Орляшкиным. Может, тст сам что-нибудь ляпнул? Пусть, важно, что настроен Семен в общем хорошо, правильно настроен... Егор молча поднял свой стакан, посмотрел в глаза Уварову, кивнул и выпил.




Сашич отхлебнул чуток и отодвинул стакан.




Б-больше не буду. Я в-вам лучше п-покажу... Он снял с подоконника прикрытую промасленной




тряпицей свою экзаменационную работу - скульптурную группу сталеваров. Ребята видели ее уже не однажды, и всякий раз она выглядела по-иному. Сашич упорно искал лучшую форму, непрестанно что-нибудь менял. И сегодня не зря остался он дома, не пошел на торжественное заседание - опять счастливо и вдохновенно мудрил над лепкой. Не так уж много изменил он в ней, но, видно, нашел что-то важное, потому что, когда поставил работу свою на стол, ребята сразу притихли, Егор уважительно хмыкнул, а Леонид покрутил головой и сказал: "Н-да".




Это же... мы!"удивляясь, воскликнул Семен. Свет настольной лампы бил в лица пластилиновым




гтелс варам. Один из них, стоящий с краю, согнутой рукой прикрывал лицо от слепящего жара. В его подавшейся вперзд фигуре было что-то дерзкое, пожалуй, воинственное. Весь он, спружиненный и трепетный, казалось, рвался в схватку и был уверен в победе, опытный и сильный боец... За ним, правее, стоял сутулсегтый подручный. Он тоже вглядывался в огонь, но как-то проще, спокойней, голова его была чуть-чуть откинута назад. Третий, еще прессе, приземистый и крепкий, смотрел на первого, готовый в любой момент сорваться с места по первому слову бригадира.




Вес три фигурки походили на товарищей Саши, и это было им очень приятно. Но поразил и взволновал их тот обычный и вместе с тем удивительный факт, что сотворил все это не кто-то, а именно Сашич, ничем вроде не примечательный паренек, который с ними и работает, и ест, и спит. Если бы это сделал кто-нибудь другой, не обязательно профессионал!"-




в




ный художник, а, скажем, парень из соседней комнаты, это было бы не так удивительно. А то - Сашич...




Молодец, - тихо протянул Егор." Аж завидно, какой у человека талант.




Они потихоньку рассматривали его, и в эту минуту курносая веснушчатая физиономия Саши Цветаева, его простодушные голубые глаза и даже смешной вихорок на темени - все показалось им значительным.




Вот подождите, - сказал Леня, - он весь наш город скульптурами украсит.




Да, Сашич, да! - Егор облапил его, приподнял и закружил.




А ведь уйдешь ты от нас, в интеллигенцию подашься, - сказал Семен, будто уличил Сашу в чем-то некрасивом.




И Сашич уйдет, и Леня уйдет, - словно довольный этим, сказал Егор, - только мы с тобой, Семен, останемся... Саш, давай со стола убирать... А потом и мы: ты - в мастера, я... А куда я?




Ты - начальником цеха.




Можно, - согласился с улыбкой Егор. Разговорчивым стал." Только цех у нас станет другим. У печек - ни одной души. Сидишь ты, мастер товарищ Уваров, у общего пульта, автом с тобой перемигиваются. Повелитель! Весь цех - на кнопках, под кончиками пальцев.




Это бы красота..." Семен вытянул перед собой на столе руки и пошевелил пальцами, как бы примериваясь к клавиатуре.




Нравится" - нагнулся, заглядывая ему в глаза, Леонид." Такое удовольствие, Сеня, даром не дается. За общецеховой пульт автоматики, думаешь, посадят человека, который ни бе, ни ме в физике, химии, математике? Ведь если выбирать, так выбе-рут с подходящим образованием. А выбор будет богатый.




Семен насупился, сжал короткопалые руки в кулаки, пристукнул ими по столу.




Что ж, значит, простому рабочему и роста не будет?




Какому "простому"" Мы все простые. Необразованному - не будет. Делай вывод.




Семен посмотрел на него исподлобья.




Опять свой интеллигентский граммофон завел. Настроение у парня сникло. Он езял недопитый




стакан Сашича и выпил водку.




За науку, - ехидно подсказал Леонид.




Ладно, давайте спать, - распорядился Егор, - завтра на демонстрацию, - и принялся расправлять свою постель." А выбирать будут не только по образованию. Наука - это, конечно, обязательно. Но есть и кое-что другое. Сядет человек управлять агрегатами всего цеха. Машины будут умные, но все росно машины: бесчувственные. За всех за них, за весь цех один человек должен чувствовать и думать. Значит, на весь цех у него одного должно быть и честности, и смелости, и разумения. Так что тут и на образование надо смотреть и на все другое-Перед тем как забраться под одеяло, Леонид




выключил электричество.




Комнату пронизал зыбкий волшебный свет луны, простыни на постелях сделались голубыми.




Леонид, будильник завел" - спросил Егор. Они лежали головами друг к другу. Егор слышал




тихое и мерное дыхание товарища. Леонид вдруг сказал:




А ты это верно, Егор, о том, что не только знаний, но и лучших душевных качеств у человека должно прибавиться, - и подождал ответа. Егор молчал." Знаешь, я вот и сейчас меряю людей так: взял бы его в космический полет или нет?




Тебя самого-то взяли бы" - неожиданно спросил из своего угла Семен.




Дыхания Леонида стало не слышно. р




Меня".. Сейчас-то, конечно, не взяли бы. А потом... Потом возьмут." И усмехнулся, было слышно по выдоху." Может быть.




Егор знал о его упрямой мечте - об-астронавтике, о полетах в другие миры. О ней Леонид рассказывал ему однажды.




Еще в детстве, еще мальчишеским умом Леня сообразил, что для полетов в космос недостаточно и сверхгромадного энтузиазма. Нужны колоссальные знания, прежде всего специальные и, кроме того, самые разнообразные, порой "с Земли" кажущиеся и необязательными. Но и знаний мало: нужно умение - от умения завернуть шуруп и починить простейшую электропроводку до умения собрать и даже сконструи^ >вать сложный прибор. И на пластмассовый завод после десятилетки Леонид пошел не случайно - чтобы познакомиться с основами химического производства. То же вполне осознанное стремление к расширению круга познаний увело его в электротехническую лабораторию. И слесарное дело и строительное тоже не были случайными ступеньками в жизни - они вели к цели. И овладение фотографией, и удивлявшее библиотекарей, непонятное им разнообразие литературы, "проглатываемой Леонидом Черных, и, наконец, учеба на физико-математическом факультете - все это были звенья продуманной цепи.




Возможно, что Леониду так и не дойти до своей цели. К ней стремятся тысячи, и далеко не всем дано свершить великое. Не разве это так уж худо? Важно, что есть мечта, и она ведет вперед.




На это стоит жизнь положить, - сказал Егор.




Верно ведь?! - по-детски обрадовался Леонид. Он взбил подушку и почти сел, подперев щеку рукой и запрокинув голову.




В-всегда надо с-стремиться..." раздумчиво и гихо, будто издалека, сказал Сашич, может быть, отвечая не столько Леониду, сколько собственным мыслям.

www.инфо.сайт

Яндекс.Метрика