Поиск

Введите ключевое слово, и нажмите Enter

5. Глава пятая



28 апреля, четверг




Перевод на третью печь Илья решил "обмыть". Он знал, что Завертихайло, сменный мастер, на людях не выпьет. Значит, надо было найти подходящий тихий уголок. У Ильи был подручный Вася Махоткин. Подручным он был ЕО всем. Илья услал Васю с работы пораньше, а сам дождался, когда Завертихайло сдаст'^тсмену.




Из цеха вышли вместе. Разговор, как часто водится, зашел о погоде, и, поскольку она была дрянной, Илья ввернул подходящее словеч:-:о:




По такой погоде, Иван Семеныч, выпить бы в самый раз.




Погодка, - Завертихайло зябко посел костлявыми плечами, - непристойная!




Так соорудим по маленькой?




Ну-ну, ты уж сразу... Что же это получится - с утра? Неудобно!




Как ведь повернуть! Можно считать, не с утра, а после работы.




Да где в такую рань?




А зайдем к Махоткину. Жена у него ужо на заводе. Конвейер. Она из дому, мы в дом.




Ну, разве что помаленьку...




Иван Семенович Завертихайло был молод, лишь гсда на два старше Ильи, но держался очень солидно. Он считал, что природа и люди обидели его: незаурядные способности природа замаскировала более чем заурядной внешностью; родители подарили какую-то почти неприличную фамилию, которую отдельные остряки умышленно искажают, ставя ударение на последнем слоге, так что получается нечто вовсе хулиганское: "Заверти хайло" начальство попрекает неопытностью, хотя после окончания техни-




в




кума прошло уже три года. По всему по этому Иван Семенович считал, что он должен за свое достоинство бороться, ограждая его от лишних превратностей судьбы. Говорить он старался покороче и поба-совитее и придирчиво следил за тем, как с ним обращаются подчиненные. Тощую шею его всегда прикрывал яркий галстук, из кармашка куртки торчали золоченые наконечники двух китайских авторучек.




Вася Махоткин, когда они пришли, уже накрывал на стол. Все он делал суетливо, но быстро.




Брось, - басил Илья, - нэ обедать пришли. Ты стопки убери, стаканы дай. Не девочки.




Иван Семенович отпил лишь половину и, чтобы не слишком опьянеть, приналег на закуску. Илья открыл вторую бутылку.




Теперь за дело надо выпить... Хоть печь мне и нсзая, сработал я сегодня вроде ничего. Как, Иван Семеныч, считаешь?




А что ж, сталевср ты деловой. Не хуже старика Сидорова плавку сел.




Сидоров - что!"махнул вилкой Махоткин." Это же у нас только первая смена была. Освоимся - Илья еще дело покажет, небу жарко станет. Что ни говорите, печь-то более стойкая, нежели другие.




Иван Семенович чуть покосился на Махоткина: хоть и хозяин, а не слишком ли ьольно разговор ведет, все-таки не больше как подручный.




Очень-то, конечно, зарываться не надо, - сдержанно, не слишком строго, но без приветливости сказал он - Во всем уровень надо соблюдать.




Ничего, Иван Семеныч, - пробасил Илья, - с тобой мы дай бог как сработаем.




Илья по натуре своей не был подхалимом и сказал это от души, вернее, от доброты, разлившейся по телу вместе с водкой. Иван же Семенович таким оборотом разговора был польщен.




Ты, Груздев, обязательства продумай, изложи и мне дай, - сказал он." Мы твою бригаду выведем в коммунистические.




А что обязательства? Не ниже возьмем, чем у Шагалова. Вот только с учебой у нас... Ну, и это тоже натянем. Васька вен на курсах много занятий пропустил, как бы не вытурили. Ты, Васька, ша! Больше чтобы не пропускать!




Так ведь времени, Ильюха, нехвата. Жена, шуры-муры, водочка, опять же работа.




Ладно, - оборсал Илья." Времени! Тебя учить? Ты, главное, отметься, что на занятия прибыл, а там - что хочешь... Давайте подолью.




Учеба - это обязательно - Иван Семенович наставительно поводил в воздухе пальцем." В этом, как говорится, коренное отличие. Потому и называется: новый этап в соревновании. Но, конечно, будьте вы хоть профессорами, а стали дадите мало - никакого звания вам не видать. Производительность труда, сказано, есть наиглавнейшее. И потому, если что на курсах, я поговорю.. Я вас, сказал, вытяну, и мы всем нос утрем...




...В общежитие Илья шел уже под вечер. Шагал он чрезмерно твердо и грузно, не глядя по сторонам, не оборачиваясь на тех, кого толкал. Из кармана полупальто торчало горлышко бутылки.




Дверь в комнату Егора Илья распахнул разом широко. Егор был в комнате один. В трусах и боксерских перчатках он прыгал возле тренировочной "груши", нанося по ней частые резкие удары. В открытое окно летели редкие снежинки.




Здорсво, чемпион! - прогудел Илья и прошел к столу." Надевай штаны. Ругаться не будем. Я за мир во всем мире." С пристуком он поставил бутылку на тетради, лежавшие на столе." Вызываю на соревнование. Чего глаза пялишь? На социлиа... на со-циа-листическое соревнование. Со-су-ще-ствование. Кто кого. Давай стакан.




Егор улыбался, стягивая перчатки.




Ты не смейся. Ты сначала... Выпьем. И будем заключать договор. Можешь ты один раз выпить с Ильей Груздевым? Давай за дружбу. За Фросю я не в обиде. Все равно не уступлю. Дай стакан.




Тебе в ночную?




Мне хоть когда. Со-рев-нование. Дай стакан.




Топай спать. Как на смену пойдешь?




Со мной не хочешь, да? Воротишь нос? А если я тебе его утру, а?




Не могу, Илья. Занимаюсь. Это я разминочку делал для освежения головы. А тебе хватит, Пойдем провожу.




Илья артачился. Егор круто повернул его, крепко взял под руку, потащил. В этот момент дверь без стука открыли. На пороге стоял Петр Орляшкин.




Привет, сталевары! - И тут же повел носом." Э...




Комсомол, привет! - рсснулся к нему Илья.




Ты что же, Груздев, в таком виде?




А в каком? В нор-рмальном... Пардон, совещайтесь, я отбываю. Только вот... прихвачу." Он вернулся к столу за бутылкой, подмигнул Егору: - По вопросу о соревновании зайдите ко мне в кабинет." И, захохотав, вышел.




Петр укоризненно поночал голосой, прошелся по комнате, прикрыл окно, сел.




Трудно тут тебе" - с участием не то спросил он, не то отметил как факт, разглядывая план подготовки к экзаменам.




Не московский университет, - буркнул Егор, натягивая рубаху.




Но все-таки терпимо. В других общежитиях хуже бывает.




Не жалуемся." Егор засунул перчатки в чемоданчик." Чаю хочешь? Быстро сварганим.




Спасибо, Егор, не хочу. Я мимоходом. Шел мимо да и заглянул.




Петр был какой-то оттаявший, очень мирный, домашний.




Раздевайся, - предложил Егор.




Нет, пойду.




А сам не уходил. Постоял у книжной полки, перебрал корешки.




Давно я у вас не был. Книг-то сколько прибавилось! И энциклопедия." Он похлопал по тяжелым густо-зеленым темам Малой энциклопедии." По подписке?




Леонид выписал. Выкупаем по очереди.




А потом как? Не вечно ведь вместе жить будете.




Потом" - Егор как будто даже удивился." Потом никак. Тут останется. Кто-то отсюда выедет, кто-то въедет.




Петр с интересом посмотрел на него.




Значит, в наследство оставите".. Послушай, это интересно. Давай-ка мы обсудим ваш почин. Ведь это здорово, если все...




Брось, - перебил Егор." Какой тут почин? Просто нужна справочная книга под рукой. Ведь учимся.




Ладно, считай, пошутил." Петр немножечко смутился и был в некотором замешательстве. Какая-то непонятная ему простота была в этом Шагалове. Настроение чуть подпортилось, и, спасая его. Пето перевел разговор на новость, которая, он знал, обрадует Егора. Из-за нее он, собственно, и зашел."




Есть, Егор, приятное известие. Я сейчас из горкома. Знаешь, что обсуждали" Вопрос о строительстве второй кислородной установки. Вон как глаза заблестели... Добились, брат! Совнархоз отпускает деньги. Правда, маловато, но, мы считаем, ничего. Решили стройку объявить комсомольской. Вот, критиковал меня - докладываю.




Слушай, Петро..." Орляшкину показалось, что сейчас Егор обнимет его." Это же... Ну, ува-ажил. Зря Илью турнули: сейчас бы опрокинули по стаканчику. Когда начинать?




В мае начнем. Хлопот, конечно, будет...




Черт с ними! Это ж, понимаешь... Да я готов на этой стройке день и ночь вкалывать. Ребят поднимем.




Обязательно. Широко будем привлекать.




Красота! Молодец, Петр. Спасибо.




Я-то при чем?




Все же... Вот только экзамены совсем не в пору. Ну да ладно, выдюжим.




Значит, новость моя по душе?




Еще бы! Жалко, ребят нет. Хором бы порадовались.




Теперь Петр собрался уходить. Уже взявшись за дверную ручку, приостановился.




Я тебе еще вот что хотел сказать. Как бы это".. В общем, думал я над твоим отказом от звания. Раньше не понимал. Казалось, рисуешься, что ли. Теперь понял, поддерживаю. Мы тебе поможем, настоящая коммунистическая бригада будет, образцовая." Егор неопределенно пожал плечами." Еще посмотрим состав бригад на печи. Семена Уварова от тебя, думаю, надо перевести.




Это почему?




Не тот уровень. Если с твоей точки зрения подойти, он как раз и тянет вас назад. Морально, так сказать, нравственно. Наиболее отсталый. Переведем. Бывай здоров.




Нет, постой, - хмуро и с неожиданной злостью сказал Егор." Ты не вздумай где-нибудь ляпнуть это... Ты как понимаешь: за звание борется кто - я или бригада".. В этом весь смысл. Мы все вместе. Семен - член бригады. И никуда его не отдадим. Тут - точка.




Петр смотрел на Егора не то что удивленно, но как-то озабоченно.




Ну, ладно, ладно, потом, - пробормотал он. Ему не хотелось затевать спор и портить настроение.




Ни Егор, ни Петр не заметили, что с той стороны двери стоял притихший от услышанного Семен Уваров.
Поделиться с друзьями:
Сделать сайт бесплатно можно на Инфо.Сайт - это создание сайтов, разработка и раскрутка сайта.

www.инфо.сайт